На блоге акции продолжаются публикации материалов, касающихся жизни и творчества Николая Рубцова. Ждем информацию для размещения по адресу: tendryakovka@ya.ru

понедельник, 1 августа 2016 г.

Лохова И.М. Конспект урока по творчеству Н. Рубцова "Я тему моря взял..."

Лохова Ирина Михайловна,
МБОУ "Емецкая СШ",
Архангельская область

Эпиграф:
К морю нельзя равнодушным быть…
«Море» Н. Рубцов

Цели урока:
  • Продолжить знакомство учащихся с миром поэзии Н. Рубцова, достичь понимания текста и авторской позиции;
  • активизация и совершенствование речевой деятельности учащихся в процессе выразительного чтения и анализа лирического произведения;
  • содействовать развитию интереса к творчеству поэта и истории села.
Задачи урока
Образовательные:
  • совершенствование навыков поискового чтения с извлечением необходимой информации;
  • создание условий для формирования навыка устной речи в форме обсуждения и дискуссии;
Развивающие:
  • развитие умения выказывать и аргументировать свою точку зрения;
  • развитие способности анализировать, сравнивать и систематизировать предлагаемый материал;
  • развитие способности к критическому мышлению.
Воспитательные:
  • воспитание толерантности;
  • формирование умения работать в коллективе;
  • воспитание уважения к собеседнику;
  • воспитание любви к родному краю и его истории.
Методические приёмы: сочетание методов творческого чтения, эвристического и исследовательского, выразительное чтение стихотворений, анализ поэтического текста.
Тип урока: урок развития речи (региональный компонент).
Предварительная работа: учащиеся готовят выразительное чтение наизусть стихотворений, посвященных морю (по выбору учителя), собирают материал о подвиге земляка Михаила Кузнецова с ледокола «Сибиряков», используя материалы краеведческого музея, сайта школы.


Настрой.  Введение в тему урока.
Вы знаете, что  на уроке у нас пойдет речь о Рубцове.  К  уроку часть из вас  учила  наизусть  стихотворение, другие занимались поисковой деятельностью.
Каждый год мы открываем для себя нового Рубцова. Сегодня перед нами – влюбленный в море поэт.

Литературная композиция.  
Морская одиссея Рубцова (начало)
- Куда же ты, Коля?
- Каждый ищет что-то свое. Я тоже хочу поискать…
Такой разговор состоялся у Коли Рубцова летом 1952 года с другом Сергеем Багровым.
Где искать? Может быть, его судьба там, где бурлило далекое море? Море, к которому он тянулся со школьной скамьи, прочитав однажды и «Остров сокровищ», и «Дети капитана Гранта» и много других приключенческих книг. И вид маловодной речушки Толшмы (с. Никольское) вырастал в глазах его многократно, превращаясь в стихию воды, которую можно сравнивать с морем. Романтическое грело сердце маленького Рубцова, он мечтал проявить себя на море ничуть не хуже, чем персонажи прочитанных книг.
Море влекло. Дважды Рубцов пытается поступить в мореходное училище: сначала в Риге, потом – в Архангельске, но не проходит по конкурсу.
Море в конце концов стало для Коли Рубцова доступным. Не на неделю или на месяц, а на семь долгих лет – с сентября 1952, когда он стал помощником кочегара на рыболовецком траулере  РТ-20 «Архангельск», до осени 1959, когда закончил службу в морфлоте в качестве дальномерщика миноносца «Острый». Был, правда, в этот период полуторалетний срок, когда Николай учился в Кировском (Мурманская область)  горно-химическом техникуме, чтобы стать геологом, но бросает учебу, понимая, что это не для него.
Утвердить себя на флоте Рубцову было нелегко. Мешал внешний вид: ниже среднего роста, худощав и тонок в кости, тогда как на кораблях нужна сила. Однако за плечами Рубцова опыт сиротского детства, потерь и лишений, да и характер имел с напором. Поэтому был заранее подготовлен к суровым условиям Заполярья, где все для него начиналось впервые, и даже выигрывал о того, что здесь, на борту корабля, не приходилось заботиться ни о еде, ни о крыше над головой, ни об обуви, ни об одежде. И профессия шла к нему в руки сама. На траулере он – кочегар. А работа была поистине адовой. За шесть часов нужно подать 500 тачек угля, а кроме того выгребать шлак и золу из пяти  топок и пяти поддувал. Николай не спасовал и пишет об этом без малейшего оттенка горечи или разочарования.
/ Учащиеся читают  стихи Рубцова: «В океане», «Хороший улов», «Начало»/
Осенью 55-го Рубцов призывается для службы на флоте. После учебного подразделения поэт попадает на боевой корабль Северного Флота. В учетной карточке члена ВЛКСМ записано: с марта 56-го года по ноябрь 58-го Рубцов — матрос в/ч 62656.    Море не отпускало его от себя.
Влекли меня матросские дороги
С их штормовой романтикой. И вот
Районный военком, седой и строгий,
Мне коротко сказал: «Пойдешь на флот!»
        На корабле Николая Рубцова определили в дальномерщики, — так вот аукнулась ему специальность маркшейдера, тоже связанная с расчетами, хотя своего образования в горном техникуме он не завершил. Как вспоминает Фокин, боевой пост Рубцова, визирщика-дальномерщика, находился в носовой части, но он в редкие, свободные от службы часы, спускался в кубрик машинного отделения, брал гитару и пел.
/»Первый поход», «В походе», «Море» («В базу лодка вернулась с ученья…»)/
 «Рука небольшая, аккуратная, и пальцы сухие, тонкие, а рукопожатие сильное. Роста морячок не выдающегося, но скроен крепко, влито лежат на плечах погончики с литерами СФ. Пышные усы, лоб с изрядными залысинами, бережная — волос к волосу — прическа. И внимательный цепкий взгляд»,- так пишет о нем его флотский друг В. Сафонов.
        База флота — в заполярном городе Североморске. Современники вспоминают, что в то время Рубцов был общительным человеком, читал вслух стихи, говорил о поэзии, безумно любил Есенина…
Эсминец (эскадренный миноносец) «Острый», на котором служил Рубцов, был весьма грозным кораблем, сопровождал в походах эскадры. Северный флот – надежный щит в обороне страны, с героической историей во время Великой Отечественной войны. Дороги военных моряков Великой Отечественной и времени Рубцова одни те же.
/ «Море»(«Я у моря ходил…»)/
Среди храбрых сынов России, о которых пишет Рубцов, наш с вами земляк Михаил Кузнецов, старшина первой статьи, комсорг команды ледокольного парохода «Сибиряков».
По материалам Емецкого краеведческого музея или исследовательской работы Белесовой Екатерины «Помним подвиг героев-сибиряковцев» группа учащихся делает сообщение.
Храбрые сыны России. Михаил Кузнецов.
1.                                                                                                      Северные конвои.
            В июле и августе 1941 между правительствами СССР и Великобритании были заключены соглашения о совместных действиях взаимной помощи в войне против гитлеровской Германии и о товарообороте. В дальнейшем подобные документы были подписаны и с Соединенными Штатами Америки. Политические соглашения создали основу для организации совместных действий вооруженных сил на суше и на море.[1]
Зимой 1941 года положение со снабжением в Архангельске резко ухудшилось. В город   и в мирное время завозили продукты. Когда началась война, жителям грозил  голод.  Норму хлеба ограничили до 400г  в день на рабочего  и 200г на служащего.  На заводах резко возросла смертность рабочих.
Когда в Архангельск  стали приходить караваны союзников, положение с продовольствием стало лучше,   поступили грузы из Америки и Англии.
В августе 1941 года «Сибиряков» вошел в состав ледокольного отряда Беломорской военной флотилии под названием ЛД-6 («Лёд -6»). На корабле было установлено вооружение: два 76-мм и два 45-мм орудия, пулеметы. Капитану ледокола Анатолию Алексеевичу Качараве было присвоено воинское звание старший лейтенант.
Фашистское командование знало, что в период арктической навигации на запад и на восток по Северному морскому пути движутся караваны советских судов с ценными грузами. Они решили послать в Карское море крупный рейдер – тяжелый крейсер или, как его еще называли, «карманный»  линкор, «Адмирал Шеер» в сопровождении нескольких подводных лодок. В его задачу входило уничтожить ледоколы и караваны наших судов, также разгромить порты Диксон, Дежнев. Этот план получил кодовое название «Вундерланд», что в переводе означало «Страна чудес».

3. Полярный «Варяг». Неравный бой и героическая гибель.

25 августа 1942 года первым с рейдером встретился у острова Белуха ледокольный пароход «Сибиряков». Он следовал на Северную Землю и другие островные полярные станции – вёз снаряжение, оборудование, продовольствие, топливо и смену полярников. Всего на борту было 104 человека.
Сигнальщик Иван Алексеев доложил, что видит неизвестный военный корабль, который стремился отрезать отступление ледокола к берегу. Обнаружив крейсер, капитан «А. Сибирякова» А.А. Качарава направил свое судно ближе к острову Белуха. Но уйти и скрыться старому пароходу невозможно. Несравнимо было и боевое вооружение военного пирата и мирного ледокольного судна. С линкора запрашивали состояние льда в проливе Вилькицкого и нахождение каравана транспортов и ледоколов, назвались японским кораблем, потом подняли американский флаг, требовали прекратить работу радиостанции. Когда подняли фашистский флаг и направили орудия на ледокол, стало ясно, что боя с фашистским линкором не миновать. Немцы сделали предупредительный выстрел... На требование спустить флаг и сдаться  сразу же А.А. Качарава скомандовал: «По фашистскому бандиту — огонь». Гитлеровцы были удивлены неслыханной дерзостью советских торговых моряков, посмевших сопротивляться, и на ледокольный пароход пустили огонь из пушек. Упала носовая мачта, оборвав антенну. Начался пожар... Радист А.Г. Шаршавин на аварийной радиостанции передал в эфир: «Нас обстреливают ... нас обстреливают... горим ...»Один из снарядов попал в носовую часть парохода, где стояли бочки с бензином. Они начали взрываться, пожар охватил весь пароход. В это время А.Г. Шаршавин еще успел передать в эфир последнюю радиограмму: «Горим, прощайте. 14 часов 05 минут». Очередной снаряд угодил в радиорубку. Попытка увести ледокол на мелкое место под защиту островов не удалась: линкор превосходил и в скорости, и в вооружении. Оставшихся в живых советских  моряков фашисты взяли в плен.

4. Комсорг  легендарного  парохода М.В.Кузнецов.
Во время Великой Отечественной войны комсомольским вожаком экипажа «Сибиряков» был молодой коммунист Михаил Васильевич Кузнецов.
О службе М.Кузнецова на «Сибирякове» писал бывший командир корабля Анатолий Алексеевич Качарава в письме пионерам Емецкой средней школы: «Несколько слов о вашем земляке Михаиле Кузнецове. Миша служил у меня на ледокольном пароходе «Сибиряков», был комсомольским вожаком, чудесный парень, отличник военно-морской подготовки, пример для молодежи. В те тяжелые годы Отечественной войны, за время пребывания на корабле, до гибели корабля,  много делал, чтобы личный состав – комсомольцы всегда были готовы к встрече с врагом. Удивительно чистый, скромный, прекрасный комсомолец и, несмотря на молодость своих лет, большой патриот своей Родины. Светлая память о Мише всегда сохранится у меня в памяти».[2]
25 августа 1942 года, выполняя приказ раненого командира, шифровальщик М.Кузнецов уничтожил все судовые документы. Судно скрылось под водой. Михаил Кузнецов погиб. Место гибели – море.


Литературная композиция
Морская одиссея Рубцова (окончание)
Море Рубцов увидел разным. И кипящим от множества рыбьих голов, которые бурно тащил, надрываясь от тяжести, трал, похожий на чудо из преисподней. И черным, как пашня, где сеяли рожь, и всходы ее еще не успели выбраться на поверхность. И грозным, в изломанных льдах и льдинах, что лезут на палубу, как медведи. Море Рубцова не угнетало. Он любил уходить в самого себя, как в свободный, ему одному открывавшийся мир со всеми его тревогами и страстями. В такие минуты он был Поэтом.
/»Весна на море», «Утро на море»/
«Морская» дорога поэта завершилась в октябре 1959. Больше он не вернется на море. Однако долго носил поэт Николай Рубцов тельняшки, как память о флоте.
Да и Северный флот не простился с именем Рубцова. Один из разъездных катеров флота, которые обычно не имеют названий, в 2006 г стал носить имя «Николай Рубцов».
В ранний период его творчества стихи о море были если не лучшими, то наиболее печатаемыми произведениями. Во время службы на  Северном флоте Рубцов посылает стихи  в разные газеты и журналы: «Комсомолец Заполярья», «На страже Заполярья», «Советский флот» и другие – и их публикуют.
Среди этих стихотворений много незрелых произведений. Но если бы не было в его бедовой юности странствий,  невзгод, причалов, штормовых ветров, если забыть о них, невозможно будет понять атмосферу зрелой  рубцовской лирики.

Аналитическая работа со стихотворениями поэта: «Море» («Вечно в движении, вечно волна…»), «Мое море» («Эх ты, море мое штормовое…»), «Море» («Морской простор необычаен...»).


МОРЕ

Вечно в движении, вечно волна
(Шумны просторы морские),—
Лишь человеку покорна она,
Сила суровой стихии.
К морю нельзя равнодушным быть...
Если, настойчиво споря,
Ты говоришь: «Не могу любить!» —
Значит, боишься моря!

МОЕ МОРЕ

Эх ты, море мое штормовое!
Как увижу я волны вокруг,
В сердце что-то проснется такое,
Что словами не выразишь вдруг.
Больно мне, если слышится рядом
Слабый плач
                 перепуганных птиц.
Но люблю я горящие
                               взгляды,
Озаренность взволнованных лиц.
Я труду научился на флоте,
И теперь на любом берегу
Без большого размаха
                                 в работе
Я, наверное, жить не смогу...
Нет, не верю я выдумкам ложным,
Будто скучно на Севере жить.
Я в другом убежден:
Невозможно
Героический край не любить!



МОРЕ

Морской простор необычаен:
И с ураганною тоской,
И с громом волн, и с криком    чаек
Непобедим простор морской!

Куда поплыл, кораблик утлый?
Иль самого себя не жаль —
Недолго ярким перламутром
Играет солнечная даль...

Вот он растет, растет из дыма,
Из грома, ветра и тоски
Девятый вал непобедимый
И ни души кругом, ни зги.

И вот он, сердце леденящий,
Летит на мачты, на тебя
Громогрохочущий, кипящий,
Все сокрушая и губя!

В большой беде   матросы-братья.
Кто их любил? Кто их ласкал?
Вот-вот послышатся проклятья
Матросов, гибнущих у скал.

Сигнал «Спасите наши души!»
Кто знает, слышит ли земля?
Средь грома волн,  вдали от суши
Ужасна гибель корабля...

И все же он необычаен
Не только гибелью, — и вот
И громом волн, и криком чаек
Он все зовет тебя, зовет,

Зовет на бой, зовет на волю,
Зовет в сто тысяч голосов,
И вот кому-то в тихом поле
Не даст покоя этот зов,

И кто-то смелый, беспокойный
Услышит зов — рванется в путь,
С достойным встретится  достойный,
Вот где она, морская суть...



1. В группах учащиеся сопоставляют эти стихотворения, находят общее и отличия:
- «идеологи»: чувства, настроение и идея стихотворения, название;

-  «эстеты»: поиск ИВС в стихотворениях;

- «акустики»:  звукопись и светопись;

- «ритмики»: рифма и размер;

2. Обмен групп  информацией: озвучивание результатов своей работы, дополнение, уточнение.

3. Выражение отношения к понравившемуся  стихотворению.

Подведение итогов. Рефлексия с помощью инструмента «PMI» (плюс, минус, интересно).

плюс
минус
интересно




Домашнее задание (дифференцированное).1.  «Поиграем в буриме». Используя рифмы Рубцова, составить свои четверостишия о море.
Рожденье – был - восхищенье – полюбил.
Шторм – любил – упорно – бродил.
2. Синквейн  «Море Рубцова».

Список используемых ресурсов.
Рубцов Н. М. Тихая моя родина: Стихотворения. – М.: Эксмо, 2007г.
Россия в 21 веке: инновации и традиции: сборник материалов международной научно-практической конференции 27-28 апреля 2006 г., г. Архангельск: Юпитер, 2006.
http://emetsksc.ru/ученикам/исследовательские-работы/ Помним подвиг героев-сибиряковцев. Работа Белесовой Е.




[1]Северные конвои: Исследования, воспоминания, документы. Вып. 2. – М.:Наука, 1994. – 256с.
[2]Краеведческий музей Емецкой средней школы. с.Емецк. Холмогорский район. Минина Т.В.

Комментариев нет:

Отправить комментарий