На блоге акции продолжаются публикации материалов, касающихся жизни и творчества Николая Рубцова. Ждем информацию для размещения по адресу: tendryakovka@ya.ru

среда, 20 июля 2016 г.

Мир, отражённый в душе



МУК «Централизованная библиотечная система»
Центральная городская библиотека
Читальный зал







 «Мир, отражённый в душе»

Обзор литературы
к  80-летию  со дня рождения Н. Рубцова.



Ессентуки 2016 г.

        Как строит душу ребёнка народная сказка, как обновляет землю первый радостный дождь, так в наше страшное бездуховностью, ожесточением и цинизмом время способна пробудить нас и очистить, вернуть данное нам от природы чувство прекрасного светлая, родниковая поэзия Николая Рубцова. Может, более всего в ней нуждается юность, которая осознанно или нет, ищет свой берег добра или зла на реке жизни.
        На реке поэзии Николая Рубцова есть только причалы добра. Даже в тёмную ненастную ночь в ней светит хоть одинокая звезда и загорается для уставшего путника приветливый огонёк в оконце. Да, грусть и печаль, тоска и тревога, одиночество и бесприютность открываются читателю в злых ветрах, тяжёлых ливнях, омутных водах, загнивающих на мелях лодках, увядающих цветах. Но что человек без этих чувств? А с другой стороны, если бы он отдавался только им, разве бы предстал перед нами мир в его полноте и гармонии?

                Ночью я видел:                                     
               Ломались берёзы!
               Видел: метались цветы!
               Гром, рассылающий
               Гибель и слёзы,
               Всех настигал с высоты!
               Как это странно
               И всё-таки мудро:
               Гром роковой перенесть,
               Чтоб удивительно
               Светлое утро
               Встретить, как светлую весть!  (После грозы)

       Мудрость и светоносность рубцовских стихов берут начало в любви: к матери и отчему краю, к травам и цветам, к человеку и птахе, к неповторимой жизни.

              Я так люблю осенний лес,
              Над ним — сияние небес,
              Что я хотел бы превратиться
              Или в багряный тихий лист,
              Иль в дождевой осенний свист,
              Но, превратившись. возродиться
              И возвратиться в отчий дом,
              Чтобы однажды в доме том
              Перед дорогою большою
              Сказать: - Я был в лесу листом! -
              Сказать: - Я был в лесу дождём!
              Поверьте мне: я чист душою.  (В осеннем лесу.)


       Пленяет и манит поэтический мир Рубцова, в котором оживают и словно разговаривают с нами сосны, берёзы, купавы, фиалки. В основе звуковых образов его поэзии — одушевление, единство звуков природы и звуков человеческой речи. Ветер в его стихотворениях «свистит, всхлипывает и стонет», «ревёт и воет» буря, «кричит и голосит» метель, «шумит» вода, с ней «шепчет ива», «тяжело вздыхает» берёза, «кричит и плачет» птица, а ливень «жалуется крышам».
       В стихотворениях поэта «глохнет покинутый луг», «замерзают георгины». Он с грустью говорит:
               Отцветёт да поспеет
               На болоте морошка,-
               Вот и кончилось лето, мой друг!
               И опять он мелькает,
               Листопад за окошком,
               Тучи тёмные вьются вокруг..   (Песня)

       Ему хочется покоя и уюта, он отдыхает душой, когда «на окне стоят цветы герани». Его грусть светлеет, когда «цветут цветы», но слишком явственно в нем

               Вдруг отзовётся увяданье
               Цветов, белеющих во мгле. (В святой обители природы...)

        Признак увядания — облетающие с деревьев листья — тревожит и героя стихотворений Рубцова.  В печальном стихотворении «Улетели листья» сравнивается неизбежность природная и трагическая неизбежность человеческих взаимоотношений:
              Улетели листья с тополей-
              Повторилась в мире неизбежность...
              Не жалей ты листья, не жалей,
              А жалей любовь мою и нежность
              Пусть деревья голые стоят,
              Не кляни ты шумные метели!
              Разве в этом кто-то виноват,
              Что с деревьев листья улетели?

       В народной поэтике дерево представляется покрытым листьями, как человек платьем. Поэтому покровение - символ брака. Наоборот, опадание листьев сравнивается с разлукой. С пониманием этого символического смысла приходит и подлинное эстетическое наслаждение шедевром рубцовской лирики...
       Только одно растение наделено Рубцовым новым смыслом: берёза — Русь. В народной
лирике берёза ассоциируется с молодой девушкой, а у поэта — со старой матушкой Русью.
                  

                    Огонь в печи не спит, перекликаясь
                    С глухим дождём, струящимся по крыше...
                    А возле ветхой сказочной часовни
                    Стоит берёза старая, как Русь.  (Осенние этюды)

      «Немало разных див» повидал Рубцов в своих странствиях по нашей земле, и всё же тянуло на родину, домой, любое напоминание возвращало туда, вызывало щемящую тоску и понимание, что родина — точка отсчёта всего в твоей жизни:

                 Вокруг любви моей
                 Непобедимой
                 К моим лугам,
                 Где травы я косил,
                 Вся жизнь моя
                 Вращается незримо,
                 Как ты, Земля,
                 Вокруг своей оси. (Давай, земля, немножко отдохнём)

        Родина для поэта -это идеал святости. И выражен он не в понятии только малой родины, о котором было принято говорить до недавнего времени, а России как символа общенационального единения. Родина предстаёт в трёх основных значениях:
       Родина — сон, подразумевающий запустение, застой. («Что загрустила? Что задремала?», «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны...» и т. д.)

                Я буду скакать, не нарушив ночное дыханье
                И тайные сны неподвижных больших деревень.
                Никто меж полей не услышит глухое скаканье,
                Никто не окликнет мелькнувшую лёгкую тень.

       Родина — покой, успокоение, к которому приходит и с чем связывает свою судьбу (дорогу) лирический герой. («О, вид смиренный и родной!..», «Тихая моя родина» и т. д.)
       «Тихая моя родина» - стихотворение удивительно простое и ясное, понятное всякому, кто хоть раз покидал родные места, кто хранит в душе тепло материнских прикосновений. Невозможно прочесть эти строки громко, и не потому, что они приглушаются не раз повторёнными словами «Тихая моя родина», «Тихо ответили  жители», а потому, что  так и кажется: помешаешь, вспугнёшь человека, со взгорка оглядывающего «тихую родину» и с нежностью и печалью признающегося:

              Тихая моя родина,
              Я ничего не забыл.

       Тихо произнесённые, эти строки громко отзываются в наших сердцах: ведь у каждого есть своя «речка туманная» воспоминаний, которая, сколько будет жить человек, столько за ним « будет бежать и бежать», ведь это и о нас сказал поэт:

             С каждой избою и тучею,
             С громом, готовым упасть,
             Чувствую самую жгучую,
             Самую смертную связь.

       В глубоко личных стихах выражено и наше чувство связи с миром, людьми, с землёю.
       Родина-святыня, неповторимая и вечная:

            Снег летит на храм Софии,
            На детей, а их не счесть.
            Снег летит по всей России,
            Словно радостная весть.  (Выпал снег...)

       Родина, о сохранении («Храни себя, храни!») и возрождении которой мечтает поэт, связывающий это возрождение с понятием свободы:

           Как будто ветер гнал меня по ней,
           По всей земле- по сёлам и столицам!
           Я сильный был, но ветер был сильней,
           И я нигде не мог остановиться.  (Привет, Россия...)

       Мировоззрение Рубцова складывалось в недрах культуры русского народа. Образ души наиболее часто употребим им в его поэзии:

         Душа, как лист звенит, перекликаясь
         Со всей звенящей солнечной листвой,
         Перекликаясь с теми, кто прошёл,
         Перекликаясь с теми, кто проходит. (Старая дорога)

         Светлый покой
         Опустился с небес
         И посетил мою душу!  (На озере)

Есть пора- души моей отрада:
        Зыбко всё, но зелено уже!
        Есть пора осеннего распада,
        Это тоже родственно душе. (Слёз не лей)

       Герои Рубцова - это странники, блуждающие по полям и лесам, горам и равнинам. Они идут в неведомую даль, как когда-то шли острожники, ищущие заплутавшее счастье.
        Тип странника характерен для России. Странник — самый свободный человек на земле. Герои Рубцова — духовные странники. Они небогаты в денежном плане, зато богаты духовно.
    О многом заставляет задуматься, будит воображение стихотворение «Русский огонёк». Что видится читателю? Как в тёмную беззвёздную ночь, когда подступило отчаяние, заплутавшему путнику последней надеждой мелькнул огонёк приютившего потом дома? Или скромное жилище, каких много на Руси, где в красном углу, наподобие иконостаса, хранятся в скромных рамках лики родных и близких, мёртвых и живых? Иль старуха с тусклым взглядом, но обжигающим душу вопросом к пришельцу: «- Скажи, родимый, будет ли война?.. Не будет, говоришь?.. Дай бог, дай бог»? А что каждому из нас открывается в словах «За всё добро расплатимся добром, за всю любовь расплатимся любовью»: мудрость? наивность? доброта? доверчивость? или что-то иное? Один из критиков отнёс это стихотворение к лучшим антивоенным стихам.
       Актуальность в стихах Николая Рубцова приобретает мотив дома и бездомья. Дом - то, к чему сам поэт всю свою недолгую жизнь стремился, но так и не обрёл. Представление русского народа о доме как пристанище, источнике добра и счастья Рубцов перенёс в свою поэзию бережно, сохранив его в целостности чувства:

           Скорей, скорей! Когда продрогнешь весь,
           Как славен дом и самовар певучий!
           Вон то село, над коим вьются тучи,
           Оно село родимое и есть. («В полях сверкало. Близилась гроза...»)

        Для него:

          Сильнее бурь, сильнее всякой воли
          Любовь к твоим овинам у жнивья,
          Любовь к тебе, изба в лазурном поле.  (Привет, Россия...)

       Он говорит, обращаясь к России:

          Люблю твои избушки и цветы,
          И небеса, горящие от зноя,
          И шёпот ив у омутной воды,
          Люблю навек, до вечного покоя. (Видения на холме)

       Но с грустью заключает: «Не купить мне избу над оврагом...»

       Деревня у поэта, как и дом, - символ всего самого лучшего в жизни. Он гордится, что «вырос в хорошей деревне», знает, что «в деревне виднее природа и люди», молит о том, чтоб её вид «вокзальный дым не заволок». И в то же время прощается с ней: «Я уеду из этой деревни...» потому что его лодка — любовь «на речной догнивает мели».

            Россия! Как грустно! Как странно поникли и грустно
            Во мгле над обрывом безвестные ивы мои!
            Пустынно мерцает помершая звёздная люстра,
            И лодка моя на речной догнивает
                                                   («Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны...»)

     Храм олицетворяет в его символике святость Руси:

          С моста идёт дорога в гору.
          А на горе- какая грусть!
          Лежат развалины собора,
          Как будто спит былая Русь. (По вечерам)

       Поэту жаль «разрушенных белых церквей», он называет храм «удивительным, белокаменным», но этот храм, как деревня, как Россия, разорён и погружён в сон.
       Пронзительный мотив сиротского одиночества слышен в стихотворениях: «Русский огонёк» («Какая глушь! Я был один живой...», «Осенние этюды»:

          И понял я, что это не случайно,
          Что весь на свете ужас и отрава
          Тебя тотчас открыто окружают,
          Когда увидят вдруг, что ты один.

       Сиротской была и вся   жизнь Рубцова. Он рано остался без матери - она умерла в 1942-м, когда Николаю не было и шести. Старших детей забрала к себе тётка, а он и брат попали в Красовский детский дом, затем его перевели в приют в селе Никольское Вологодской области, где и окончил семь классов школы.

          До слёз теперь
          Любимые места!
          И там, в глуши,
          Под крышею
          Для нас звучало
          Как-то незнакомо,
          Нас оскорбляло
          Слово «сирота».  (Детство)

        Отец был жив, работал в вологодском горкоме партии. Женился во второй раз. Но детей не взял -  то ли не мог найти, то ли не хотел. В стихах Рубцов отца хоронил   - «на войне отца убила пуля», не мог его простить. В 32 года впервые дали прописку, в 34 — получил крохотную квартирку в Вологде, в которой его буквально через два года и убили.
        Он был довольно сложным человеком, так и не научился строить отношения с людьми, налаживать быт. Жил с повышенной юношеской требовательностью, которую каждый из нас проходит, но постепенно изживает. Рубцов не смог. Зато это мироощущение позволяло ему писать гениальные стихи.
        Чем так волнует замечательное стихотворение Рубцова «Журавли»? Или тревожит, печалит? Что чувствуем мы, о чем думаем? Что заставляет нас запрокидывать голову и искать в вышине журавлиный клин? Почему так важно поэту достучаться, докричаться до нас:

             Вот летят, вот летят... Отворите скорее ворота!
             Выходите скорей, чтоб взглянуть на высоких своих!
             Вот замолкли - и вновь сиротеет душа и природа
             Оттого, что — молчи! - так никто уж не выразит их...

        Какая душа открывается нам? Почему «сиротеет душа и природа», как только замолкнут журавли? Вопросы эти будоражат, задевают, помогают осмыслить свои чувства.
        «Всё на свете понимаю» - с убеждением, болью и отчаянием воскликнул Рубцов в одном из своих последних стихотворений. И он, действительно, всё понимал. Он знал, что его личная трагедия, одна из многих, - ничего по сравнению с главным — трагедией народной:

            Все умрём.
            Но есть резон
            В том, что ты рождён поэтом,
            А другой - жнецом рождён...
            Все уйдём.
            Но суть не в этом.  («Я люблю судьбу свою»)

        Время определило значение его поэзии, народной по своей сути. В её центре — великие противоречия нашей эпохи, и прежде всего — национальная трагедия русского народа, раскол между народом и властью, властью и личностью, её сиротство и трагическая судьба. Эти черты в характере народа, русской душе и вошли в характер лирического героя Николая Рубцова.
        Горит звезда поэзии для многих почитателей большого русского поэта. Прибавится ли их среди идущего нам вослед поколения? Это зависит от нас.
 


Список литературы.

1. Бараков В.Н. О народности поэзии Николая Рубцова // Литература в школе. - 1991. - №3. — С.60
2. Коняев Н. «Рубцов жил, как библейский пророк» // Культура. - 2015. - 7-20 августа. - С.8
3. Нечаев В.Н. Литературный вечер, посвящённый творчеству Н. М. Рубцова // Литература в школе. - 2006.- № 10.- С.45
4. Панина Н. Горит его звезда // Литература в школе. - 1991. - № 3. - С.92
5. Рубцов Н. М. Звезда полей. Собр. Соч. В 1 т. – М.: Воскресенье, 2001. - 672с.
6. Рубцов Н. М. Тихая моя родина: Стихотворения. – М.: Изд-во Эксмо, 2004. - 368с.
7. Рубцов Н. М. Я тебя целовал... - М.: Астрель, 2012. - 256с.


Заведующая читальным  залом ЦГБ  Л.И. Воликова.

Комментариев нет:

Отправить комментарий