На блоге акции продолжаются публикации материалов, касающихся жизни и творчества Николая Рубцова. Ждем информацию для размещения по адресу: tendryakovka@ya.ru

вторник, 29 марта 2016 г.

«ПУСТЬ ДУША ОСТАНЕТСЯ ЧИСТА» Литературный портрет Н. Рубцова

Косихина Наталья Алексеевна,
 заведующая отделом методического руководства 
и организации фондов МБУК "Павловская ММБ 
им. И.Л. Шумилова", Алтайский край



Талант – всегда чудо. И поэтому всегда неожиданен. Читая Николая Рубцова, невольно думаешь: как мог на этой скудной, в смысле культуры, почве, на невспаханном поле, да еще под затянувшееся ненастье, вырасти и вызреть такой удивительный колос, каким предстает перед нами сейчас его поэзия. Или уж талант и в самом деле – неумирающая сила, способная прорасти даже под асфальтом, прикатанном тяжелым катком судьбы, и, взломав его, пробиться на свет.

Взбегу на холм и упаду в траву.
И древностью повеет вдруг из дола!
Засвищут стрелы, будто наяву,
Блеснет в глаза кривым ножом монгола!

Пустынный свет на звездных берегах
И вереницы птиц твоих, Россия,
Затмит на миг в крови и жемчугах
Тупой башмак скуластого Батыя…

Россия, Русь –
Куда я ни взгляну!
За все твои страдания и битвы
Люблю твою, Россия, старину,
Твои леса, погосты и молитвы.

Люблю твои избушки и цветы,
И небеса, горящие от зноя,
И шепот ив у омутной воды,
Люблю навек, до вечного покоя…

Россия, Русь! Храни себя, храни!.. /Видения на холме.

Жизнь, кажется, сделала все, чтобы убить зернышко его дарования еще до того, как оно даст росток.
Николай Михайлович Рубцов родился 3 января 1936 года в поселке Емецк Архангельской области.
В одном его стихотворении есть строчка «На войне отца убила пуля». Это неправда. Отец во время войны, в тылу, будучи работником какого-то ОРСа, женился на своей починенной Жанне, которая была его моложе на 25 лет и которая родила ему еще троих сыновей, трех сводных братьев Николая. Вспоминая об этом факте, его любимая женщина Людмила Дербина пишет: «Я думаю, он сделал это от обиды на него, за свое круглое сиротство при живом отце. Заполняя анкету при поступлении в Литературный институт, в графе «Сведения о родителях», записал: «Таковых почти не имею». Это тоже он сделал внутренне, не простив отцу своего сиротства. Едва ему исполнилось пять лет, поэт лишился матери: она тяжело заболела и умерла.
Став сиротой, маленький Коля Рубцов попал в детский дом, а сказать точнее, в бедный сиротский приют. Приют теснился в обыкновенном бревенчатом доме, правда, двухэтажном. Здесь-то, в селе Никольском Тотемского района Вологодской области и суждено было провести Коле Рубцову целых семь лет (с 1943 по 1950), сиротских – горьких и счастливых лет.
Сверстники Николая Рубцова, да и бывшие его учителя сейчас пытаются вспомнить, каким он был в те годы, но, к сожалению, память их не столь подробна, как бы нам хотелось. Хорошо помнят лишь одно: Коля Рубцов от природы был мальчиком застенчивым, но учился хорошо, много читал. Когда начал писать стихи – неизвестно. Но сам Рубцов в заметке «О себе», написанной для первого сборника стихов «Над вечным покоем», замечает: «Стихи пытался писать еще в детстве». В эти самые годы, начитавших книг о морских путешествиях, поэт буквально бредил морем. С годами зов моря не только не умрет в его душе, а станет еще сильнее, и он осуществит свою мечту. Море станет одной из самых ярких страниц его жизни и одновременно первым испытанием, суровой жизненной силой.
А началась все с того, что 12 июня 1950 года, закончив семь классов (тогда ему исполнилось 14 лет), юный Рубцов отправился в Ригу: там было море и – верх его мечтаний – мореходное училище. Но… «мореходка «не приняла» юного романтика, потому как к тому времени ему не исполнилось еще 15 лет. Можно представить себе горе подростка. Рухнула, как карточный домик, первая его радужная мечта. Сам поэт позже об этом расскажет в своем стихотворении «Фиалки»:

Я в фуфаечке грязной
Шел по насыпи мола.
Вдруг тоскливо и страстно
Стала звать радиола:
- Купите фиалки!
Вот фиалки лесные!
Купите фиалки!
Они словно живые!
Как я рвался на море!
Бросил дом безрассудно
И в моряцкой конторе
Все просился на судно.
Умолял, караулил…
Но нетрезвые, с кренцем,
Моряки хохотнули
И назвали младенцем…

Он возвращается домой, в Тотьму, и поступает в лесотехнический техникум. А мечта о море не давала покоя. И пусть мало радости принесла ему первая встреча с ним, зато он многому научился в те дни, сделал много открытий. И не только географических, а и чисто житейских, испытал себя на прочность, и в душе был горд тем, что не растерялся, нашел выход, казалось бы, из безвыходного положения. Значит, нечего бояться дальних дорог.
К сожалению, Николай Рубцов не имел привычки ставить даты стихов, и нам трудно сказать какие из них были написаны в юности. Но под одних их стихотворений этой поры есть пометка «1953». Это стихотворение «Деревенские ночи» по своему настроению и тональности родственно стихам молодого Есенина.

К табуну с уздечкою выбегу из мрака я.
Самого горячего выберу коня.
И по травам скошенным, удилами звякая,
Конь в село соседнее понесет меня.

…Все люблю без памяти в деревенском стане я.
Будоражат сердце мне в сумерках полей
Крики перепелок, дальних звезд мерцание,
Ржание стреноженных молодых коней.

Это стихотворение положено на музыку, и песню исполнила Екатерина Шаврина.

Он признавался, что жизнь его идет полосами: то светлая, то опять черная. Детдом, тяжелая работа на заводе и траловом флоте, морская военная служба и крушение первой любви, которая навсегда останется самым печальным его воспоминанием.

Но свойство оставаться доверчивым и добрым, несмотря ни на какие жизненные неурядицы и несчастья, умение не озлобиться из-за них – очень важно и дорого для поэта Николая Рубцова. И стихотворение «Воробей» как нельзя лучше выражает это.



Чуть живой. Не чирикает даже,
Замерзает совсем воробей.
Как заметит подводу с поклажей,
Из-под крыши бросается к ней!

И дрожит он над зернышком бедный,
И летит к чердаку своему.
А гляди, не становится вредным
Оттого, что так трудно ему…

Демобилизовавшись осенью 1959 года, поэт решает ехать в Ленинград. Здесь он устраивается на Кировский завод и посещает литобъединение. К этому времени у него установилась связь с Вологодской писательской организацией. И в 1965 году в Архангельске выходит его первый сборник стихов. Эта тоненькая и невзрачная книга, давала представление о его действительных возможностях.
На Алтай Рубцов прибыл по приглашению поэта Василия Нечунаева в первых числах мая 1966 года и остановился в Барнауле, у сестры Василия. Через некоторое время поэт отправился в гости к Геннадию Володину в село Красногорское. Между собой Володин и Рубцов знакомы не были, но у них были общие друзья. В итоге Рубцов провел в Красногорском все лето. Именно там ему удалось неплохо отдохнуть. Вместе с Г. Володиным и его друзьями Н. Рубцов часто бывал на рыбалке, гулял по лесу, а позже посетил Горный Алтай. Побывал на реках Катуни и Бии. В своих воспоминаниях Геннадий Володин отмечает, что Николай Рубцов восхищался красотами алтайских гор. Большое впечатление на поэта произвела Катунь. Именно на Алтае он напишет:

…Катунь, Катунь –
свирепая река!
Поет она таинственные
мифы
О том, как шли
воинственные скифы, –
Они топтали эти берега!..

Кроме произведения «Шумит Катунь» во время своего пребывания на Алтае Николай Рубцов написал стихотворения «В сибирской деревне», «Весна на берегу Бии», «Сибирь как будто не Сибирь», «В горной долине».
Игорь Пантюхов в этот ряд стихотворений включает и стих «Старая дорога», которой написано на Чуйском тракте. А Г. Володин—стихотворение «Букет», оно написано в Красногорском и было посвящено конкретному человеку—девушке, с которой Рубцов познакомился на Алтае (сейчас это стихотворение известно как песня А. Барыкина «Я буду долго гнать велосипед...»).
Поэт и литературовед Валерий Тихонов подготовил к изданию книгу, дающую полное представление о пребывании Рубцова в Алтайском крае «Алтайское лето поэта Николая Рубцова». В ней представлены статьи об этом периоде его жизни и творчества. Авторы очерков – поэты Борис Укачин, Геннадий Володин (именно у него – в райцентре Красногорском Алтайского края – гостил всё лето Николай Рубцов), Борис Шишаев и другие; стихотворения Николая Рубцова, написанные здесь: «В сибирской деревне», «Шумит Катунь», стихотворения поэтов Алтайского края, посвящённые ему; а также ряд статей в жанре интервью
А в 1967 году в Москве в издательстве «Советский писатель» выходит вторая книга «Звезда полей». И с ее выходом становится ясно: в литературу пришел большой талант.

В 1969 году выходит еще один сборник «Душа хранит». Затем четвертый сборник «Сосен шум». Для издательства «Советская Россия» поэт подготовил наиболее полный сборник «Зеленые цветы», но эту книгу он уже не увидел: 19 января 1971 года его не стало.

Конечно, жизнь и судьба Николая Рубцова не была легкой и счастливой. У него был трудный, неуравновешенный характер, глубоко противоречивый. Он являлся то предельно кротким и застенчивым, то развязным и ослепленным чувством зла. Он часто мечтал о семейном уюте и спокойной творческой работе и в тоже время всегда оставался, как верно заметил один поэт «скитальцем» по самой своей природе, Рубцов говорил о своих скитаниях по русской земле:


Как будто ветер гнал меня по ней,
По всей земле – по селам и столицам!
Я сильный был, но ветер был сильней,
И я нигде не мог остановиться.

Он испытал на своем веку немало тягот, обид и оскорблений, но что удивительно: в стихах это почти не ощущается, они очень светлые и лирические, оптимистичные. Добро и зло постоянно боролись между собой на его житейском пути, но поэзия вырастала из той «безобидной» и неоскорбленной части души, над которой не были властны внешние воздействия.

До конца,
До тихого креста,
Пусть душа
Останется чиста!
Перед этой
Желтой, захолустной,
Стороной березовой
Моей,
Перед жнивой
Пасмурной и грустной
В дни осенних
Горестных дождей,
Перед этим
Строгим сельсоветом,
Перед этим
Стадом у моста.
Перед всем
Старинным белым светом
Я клянусь:
Душа моя чиста.
Пусть она
Останется чиста
До конца,
До смертного креста!

Незадолго до смерти поэт точно предсказал свою судьбу:
Я умру в крещенские морозы,
Я умру, когда трещат березы…

В морозную крещенскую ночь, 19 января 1971 года, Николай Рубцов, во время тяжкой ссоры был убит женщиной, которую собирался назвать женой. (Подробно в газ. «Семья», 1983, № 14, с. 18).
Говоря о творчестве Рубцова, можно выделить несколько основных тем. Прежде всего, многие критики безоговорочно и прочно причисляли его к деревенской поэзии. Но деревня стала необходимой Николаю Рубцову не сама по себе, но как своего рода «точка отсчета», как своеобразная мера всего, как исток всей жизни – родина.
И это выразилось в ряде его стихотворных концовках, обнажавших внутренний смысл обращения поэта к сельскому бытию. Стихи «Острова свои обогреваем» заканчивается так:

…Мать России целой – деревушка,
Может быть, вот этот уголок…
И стихотворение «Ферапонтово»:
И казалась мне эта деревня
Чем-то самым святым на земле…

Или, наконец, стихи «Давай, земля, немножко отдохнем…»

Вокруг любви моей
Непобедимой
К моим лугам,
Где травы я косил,
Вся жизнь моя
Вращается незримо,
Как ты, Земля,
Вокруг своей оси…

В его поэзии природа нераздельна с жизнью и историей народа. И очень ясно это выражено в стихотворении «О Московском Кремле». Старина, история в его понимании существует непосредственно в лесах и холмах, из которых словно сама собой возникла и утвердилась твердыня Кремля, природа предстает как необходимый исток и основа истории.
Некоторые его ранние стихи воплощают трагедию совершенно одинокого человека, но они глубоко личны. Например, стихотворение «Утро утраты». Это без сомнения и мастерские стихи. Они ярко запечатлели состояние человеческой души, не могущей найти выход и разрешения.
В наследии Рубцова можно найти стихи, которые связаны с устным народным творчеством. Но это либо ранние стихи, в которых поэт не обрел свой стиль, либо немногие произведения, сознательно опирающиеся на фольклор. Одно из них «В горнице моей светло».
Гениальная поэзия Тютчева, Фета и Есенина оказала сильнейшее воздействие на Николая Рубцова. Прямые отзвуки этого влияния слышны во многих стихах:

В краю лесов, полей, озер
Мы про свои забыли годы.
Горел прощальный наш костер,
Как мимолетный сон природы.

И ночь, растраченная всё
На драгоценные забавы,
Редеет, выше вознося
Небесный купол, полный славы…

…Душа свои не помнит годы,
Так по-младенчески чиста,
Как говорящие уста
Нас окружающей природы…

Или вот это:

Хочешь, стих сочиню сейчас?
Не жаль, что уйдешь в обиде…
Много видел бесстыжих глаз,
А вот таких не видел.

Душа у тебя – я знаю теперь –
Пуста и темна, как сени…
«Много в жизни смешных потерь», -
Верно сказал Есенин.

Есть у него и стихи, отмеченные печатью спокойного и грустного раздумья, и выливаются в «тихий» напев или разговор. Как вот это, например, «В минуты музыки печальной».
На могиле его, на простеньком дешевом надгробии, по желанию вологодских друзей поэта, начертана знаменитая строка из его стихотворения: «Россия, Русь! Храни себя, храни!» И звучит она, как завещание потомкам любить и беречь свою Родину, преумножать ее славу и величие своими деяниями.
Николай Рубцов успел написать немного. По определению П. А. Флоренского, «сделанные предметы блестят, а рожденные мерцают». В поэзии Николая Рубцова есть это живое мерцание непрерывного трепета всего живого, его стихи представляют художественную ценность и останутся в истории великой русской поэзии.


Список используемой литературы:

Викулов, С. Подснежники Николая Рубцова : вступ. ст./ С. Викулов // Избранное/ Н. Рубцов. – Москва: Художественная литература, 1982. – С. 3-22.
Володин, Г. Лето с Рубцовым/ Г. Володин// Алтай. – 1988. – № 2. – С. 101-106.
Дербина, Л. Как мало я его любила/ Л. Дербина// Семья. – 1993. - № 14. – С. 18-19.
Коняев, Н. Вологодская трагедия/ Н. Коняев// Встреча. – 1992. – № 2. – С. 37-39; № 3. – С. 40-43; № 4. – С. 55-57.
Коротаев, В. Горит его звезда : вступ. ст./ В. Коротаев// Подорожники/ Н. Рубцов. – Москва: Молодая гвардия, 1976. – С. 5-10.

Комментариев нет:

Отправить комментарий